Как познакомиться с анной павловой

Павлова Анна, Биография, история жизни, творчество, писатели, ЖЗЛ

как познакомиться с анной павловой

Прошло уже семьдесят лет после кончины Анны Павловой, но и сегодня ее .. В каждой новой стране она стремилась познакомиться с народными. Интерью с портретным фотографом Анной Павловой. Также посещать художественные галереи, чтобы знакомиться с классической живописью. Анна Семеновна Павлова была не только великой и неподражаемой .. самой Анне Павловой. Впрочем, познакомиться им так и не довелось.

Проверялся также и слух. Когда медицинский осмотр кончился, все были приглашены наверх, в столовую, где пили чай с бутербродами. После завтрака экзамены продолжались в музыкальном зале и в общеобразовательном классе. Тут пришлось и читать, и писать, и считать, но не отсеивался. И вся-то общеобразовательная программа училища соответствовала лишь курсу начального городского. Строже спрашивала учительница музыки. Сидя за роялем, она заставляла петь гаммы.

Неожиданно для себя самой Нюрочка оказалась одаренной чуть ли не абсолютным слухом. Она пропела своим тонким голосом верно все гаммы подряд и вразбивку. Совет училища нашел возможным из шестидесяти экзаменовавшихся принять всего одиннадцать девочек. Некоторые сомнения вызывала Павлова, но Гердт решительно взял ее под защиту. Пока Нюрочка экзаменовалась, Любовь Федоровна познакомилась с родителями других кандидаток.

Всех беспокоило то обстоятельство, что выдержавших экзамен условно принимают только на год. В конце этого срока неспособных отчисляют.

как познакомиться с анной павловой

Зато талантливых берут в интернат, и они полностью содержатся за счет казны. Для многих это обстоятельство было немаловажным. Нюрочка выслушала сообщение матери со спокойной уверенностью — значит, через год ее возьмут в интернат! Год прошел очень быстро и для матери, утром провожавшей Нюрочку в училище, а вечером встречавшей ее, и для дочери, переживавшей свои первые успехи и первые ученические огорчения.

Анна выдержала годичное испытание, и ее зачислили в интернат. Это влекло за собой расставание с домом. Девочка и радовалась и гордилась, что мечта ее сбывается. Тогда я не понимала ее слез, как понимаю их. Любовь Федоровна предугадывала, что, посвящая свою жизнь искусству, театру, человек навсегда становится пленником сцены.

И даже неудачники не имели силы расстаться с. Размеренная, спокойная домашняя жизнь оказывалась несовместимой с напряженной жизнью кулис. Петербургское театральное училище, которое призвано было готовить артистов для придворных театров, основано раньше — в году.

Труппа первого русского театра, как и театральное училище, долгое время не имела собственных помещений. Только в году было сооружено по проекту Карла Ивановича Росси здание Александрийского театра, возглавившее грандиозный архитектурный ансамбль.

Ансамбль составился из театра — Александрийского, Александрийской площади и Театральной улицы. С одной стороны на Александрийскую площадь смотрело здание Публичной библиотеки со статуями великих мыслителей древности на фасаде между колоннами. С другой — павильоны и решетка сада Аничкова дворца.

В ней Бог.... Анна Павлова

За театром расположилась единственная в своем роде Театральная улица. Ее образовали два параллельных здания, окрашенных, как и театр, в желтый цвет и декорированных белыми колоннами. Ширина улицы равнялась высоте здания, а длина оказалась в десять раз. Четкие архитектурные формы и пропорции всех сооружений придавали улице особую торжественность и строгую красоту. Театр получила драматическая труппа; здания Театральной улицы заняли управление Императорскими театрами и Петербургское театральное училище.

Карл Иванович Росси, выросший в артистической семье, понимал, что архитектурные формы созданного им ансамбля безотчетно, бессознательно, изо дня в день, будут восприниматься маленькими обитателями школы, направлять их мысли, формировать вкусы, пробуждать в них чувство прекрасного. Распорядок дня для девочек и мальчиков был одинаков, нарушить его — преступление. В восемь часов утра колокол будил всех обитательниц дома.

Как ни тяжко было вставать, они быстро одевались и под наблюдением надзирательницы совершали утренний туалет в умывальной комнате. Там стоял широкий медный круг в виде карусели, с кранами. Под ними обычно обливались холодной водой до талии. Одевшись, торопились на молитву, ее по очереди читала одна из воспитанниц. В девять все шли в столовую, где уже дымился чай, вкусно пахло хлебом и маслом.

Затем начинался урок танцев.

как познакомиться с анной павловой

Уроки эти проходили в просторных, очень высоких и светлых залах. Стояло несколько диванчиков для отдыха, рояль и зеркало до самого пола. Вдоль стены на кронштейнах были укреплены круглые палки. Самым первым учителем Павловой был Александр Александрович Облаков — в прошлом танцовщик. У него девочка задержалась недолго. Уже со второго класса она стала ученицей Вазем. Анна хорошо запомнила свое место у станка.

Худенькую малорослую девочку с живыми карими глазами Екатерина Оттовна Вазем поставила так, чтобы всегда иметь ее в виду. К тому времени, когда Анна Павлова впервые переступила порог училища, Екатерина Оттовна уже покинула сцену, где успешно прослужила двадцать лет.

А теперь и среди своих коллег, и среди воспитанниц слыла педагогом дельным, строгим и справедливым. Вазем беспокоилась, что слабенькая Анна Павлова не будет успевать за другими ученицами и может надорваться. Зная, как нетерпеливо ждала девочка два года того момента, когда ее примут в училище, и видя, как она упорно занимается, Вазем надеялась, что из Павловой выйдет отличная балерина.

Анна прибегала в класс раньше всех и становилась к станку. С затаенной радостью она ожидала слов Екатерины Оттовны: Все встали в первую позицию? И — и раз… Раздавались звуки рояля, и урок начинался. Анна старательно приседала в плие и раз, и два, и три, и десять. Потом шли батманы, маленькие, большие, с первой, с пятой позиции. Ей хотелось все упражнения делать так, чтобы ею осталась довольна Вазем.

Но, увлеченная мелодией рояля или заглядевшись на другую девочку, Анна невольно переставала следить за своими ногами.

А тут еще приходилось не выпускать из виду и свои руки. Екатерина Оттовна требовала, чтобы руки тоже плавно, мягко разворачивались в нужных позициях. И хотя в конце урока Анна уставала, она занималась со страстью, и ей всегда было жаль покидать зал. В полдень раздавался звонок, и все шли завтракать.

Старались поскорее проглотить кофе с хлебом, так как прогулка после завтрака сулила отдых на свежем воздухе. Вернувшись с улицы, снова учились. В четыре был обед. Свободного времени оказывалось немного, так как вскоре начинались уроки музыки, случались и репетиции — воспитанники готовились к предстоящим выступлениям на сцене Мариинского театра.

Ужинали обычно в восемь, а в девять все уже должны были лежать в постелях. Пятница была банным днем. По субботам, воскресеньям обязательным было посещение домашней церкви. По большим праздникам воспитанников возили на спектакли в Александрийский, Мариинский или Михайловский театры. Воспитанниц в интернате жило. И потому в свободные от обязательных занятий часы всегда можно было найти уединенный уголок в огромных помещениях школы.

Анна ценила эти часы одиночества. Она любила, сидя в кресле в самом дальнем углу просторной музыкальной гостиной, слушать, как кто-либо из старших учениц играет на рояле. Ее часто видели и за чтением книг в библиотеке училища. Но случалось, перелистает несколько страниц и вдруг задумается или засмотрится куда-то. На занятиях в школе девочки сидели рядом, и Лена быстро заметила эту привычку Анны вдруг отрешаться от действительности.

Анна смотрит на подружку выразительными карими глазами, загадочно улыбается, легко и стремительно вскакивает со стула и начинает кружиться в вальсе, поддразнивая Лену. Нет, не надо, все равно не скажу. Свои мысли, настроения Анна не любила открывать никому.

Единственный ребенок у матери, она привыкла считать Любовь Федоровну своим лучшим другом и только ей доверяла свои детские заботы и радости. Императорские театры со всеми принадлежащими им учреждениями находились в ведении министерства двора. За ним числилось и театральное училище, но оно было под покровительством самих царей; ежегодно вся царская семья посещала специальный ученический спектакль.

Ученические спектакли давались в небольшом школьном театре. Ставил их обычно балетмейстер Императорских театров Лев Иванович Иванов, непосредственный помощник знаменитого хореографа Мариуса Петипа. Композитору Ричарду Евгеньевичу Дриго пришлось спешно перерабатывать музыку к балету. То, что Дриго успевал накануне вечером написать, утром он играл на репетиции. Случалось так, что написанного не хватало и репетицию Лев Иванович откладывал до следующего дня. Бедного крестьянина Луку, влюбленного в такую же бедную, но прелестную девушку Лизу, играя Миша Фокин.

Лизу исполняла Стася Белинская, а богатого старика маркиза — четырнадцатилетний Сережа Легат, младший представитель династии известных танцовщиков. Родители Лизы, как полагается, намеревались выдать дочь за маркиза, но в назревавшую драму вмешалась Фея, и все кончилось благополучно.

Спектакль смотрела вся царская фамилия. После веселого окончания балета гости и воспитанники училища направились в большой зал. Государь разговаривал с представленными ему участниками спектакля. Когда очередь дошла до самой красивой в училище Белинской, он расспросил девочку о родителях и ее семье, пространно говорил о соблазнах славы людской и умении бороться с.

Заканчивались такие вечера обычно ужином в столовой, где вместе с воспитанниками все члены царской семьи пили чай, стараясь держаться как можно проще и доступнее, чему, впрочем, содействовали сами ученики. Воспитанники очень любили яти спектакли еще и потому, что за царским посещением следовало прекращение занятий на три дня; и с отъездом царя до утра следующего дня, когда все расходились по домам, училище горело огнями и никто не спал.

Она действительно была очень способной девочкой. Рано утром, еще до завтрака, прибежавшая навестить Анну Стася Белинская увидела пустую постель. Она обошла все здание и нашла Нюрочку в зале для танцев. Одна-одинешенька импровизировала девочка танцы за каждого из героев вчерашнего представления. Балетные спектакли в Мариинском театре давались два раза в неделю: Было принято в последний акт балета вставлять танцы детей. Так приучались воспитанницы балетного отделения к большой сцене. К этим выступлениям готовились.

Предстоящей поездке на Театральную улицу радовались. Театральная площадь стала называться так с года, когда здесь построили деревянный театр для праздничных карнавальных представлений фокусников, акробатов и клоунов. В будние дни театром пользовались труппы любителей. Но деревянный театр обветшал, и на его месте в году был построен каменный.

В новом, Большом театре показывали оперные и балетные спектакли. Играли в нем и драматические русские и зарубежные труппы. Здание неоднократно горело и скова поднималось из пепла. В году, когда уже работал Мариинский, театральные чиновники решили перестроить здание Большого театра для консерватории. Этим занялся академик архитектуры Академии художеств Альберт Катеринович Кавос, сын известного композитора Катерино Альбертовича Кавоса.

Кавос-отец с года руководил оперной труппой, преподавал в театральном училище, написал ряд опер. Более чем кто-либо другой, композитор хлопотал об открытии в Петербурге консерватории. С тайной мечтою стать артистами Мариинского театра приходили на экзамен в театральное училище дети. Но, конечно, далеко не всем удавалось осуществить свою мечту. Первым признанием являлось зачисление в интернат, вторым, еще более надежным, назначение в дивертисмент.

В одном из актов балетного спектакля обычно давалась сюита танцевальных номеров, это могло быть и концертное соло, и сюжетные миниатюры.

Прах Анны Павловой останется в Англии

Ученицам поручались небольшие сольные номера с учетом, конечно, их способностей. Очутившись перед черной бездной театрального зала, она не могла даже свободно вздохнуть. По счастью, Анна была закрыта кругом спинами девочек и мальчиков.

Довольно быстро Анна освоилась со сценой, и зрительный зал уже не казался ей темной ямой. Вместе с одноклассницами она зорко следила за ведущими танцовщиками. Выступления их неизменно и горячо обсуждались потом в спальной всеми воспитанницами. Даже для таких маленьких ролей, которые поручались детям, нельзя было обойтись без репетиций. Обычно их проводили в зале училища; но накануне спектакля учениц отвозили в театр, чтобы они запомнили, где что надо делать на большой сцене рядом с настоящими артистами.

Анна прилежно слушала объяснения учителя на уроках, будь то французский или история. Но язык музыки и танца она любила так сильно, что даже не старалась спрятать от глаз педагога то ликование, которое ее охватывало при мысли, что скоро позовут танцевать.

Девочек сопровождали классная дама, горничная и швейцар, который сидел на козлах. Такие театральные кареты заезжали обычно за артистами и развозили их после театра домой. Мальчики из балетного отделения и девочки, участвовавшие в спектакле, приезжали отдельно.

В карете Павлова сидела прямо, не наклоняясь, не заглядывая в окна, как делали ее подруги, а стараясь сосредоточиться на спектакле. Она с ранних лет относилась к театру благоговейно.

Выступления на сцене также проходили под строгим контролем классных дам, горничных, которые из-за кулис следили за тем, чтобы воспитанницы не встречались с мужчинами. Избежать надзора не было никакой возможности: Когда Нюрочка, выполнив свой номер, уходила со сцены, в кулисах ее уже встречали, спешно уводили наверх, в уборную. Здесь она переодевалась и ждала остальных. Девочкам и мальчикам было строжайше запрещено разговаривать друг с другом даже на уроках бальных танцев и во время репетиций.

Часто, погруженная в свои мечты, Павлова не только молчала, но и не поднимала глаз на партнера, самозабвенно проделывая все фигуры кадрили или менуэта. На прогулках девушек и юношей также разделяли. Каждый раз при выходе на улицу или во двор, при возвращении с улицы или со двора всех встречала дежурная классная дама и пересчитывала. Вначале процедура пересчитывания вызывала у Анны Павловой недоумение, потом негодование, а в конце концов она научилась относиться к этой строгости с чувством юмора.

Он похитил ее прямо из школы. После этого происшествия воспитанниц вообще перестали отпускать, кроме как на пасху и рождество. Анна Павлова была на вид так миниатюрна, что общее мнение считало ее слабее других воспитанниц.

Все были уверены, что Анна нуждается в усиленном питании. Дежурная классная дама выписала ей из лазарета рыбий жир, и Анна, преодолевая отвращение, принялась пить его по столовой ложке три раза в день. Она хотела поскорее стать сильной, чтобы достичь виртуозности итальянской балерины, несравненной Пьерины Леньяни. К счастью, Павел Андреевич Гердт, главный учитель Анны в старших классах, глядя, как его ученица проделывает упражнения, опасные для ее организма, постарался убедить ее не добиваться эффектов, явно ей не свойственных.

То, что вам кажется вашим недостатком, на самом деле редкое качество, выделяющее вас из тысячи других! Вам суждено, может быть, воскресить и даже превзойти забываемую теперь прелесть романтического балета эпохи Тальони! Анна слушала прилежно, но в то время вряд ли вполне могла понять, что в ее стройной, хрупкой фигурке с ограниченными, как тогда казалось, техническими возможностями, заложена величайшая сила индивидуальности.

По классу Гердта окончил училище Михаил Михайлович Фокин. Он знал Павлову со школьных времен, а позднее был ее партнером на Мариинской сцене. Видел Павлову в танцах и с другими партнерами. Он писал о Павловой: Это не совсем верно и несправедливо по отношению к П. Павлова не овладела особой виртуозностью, которой славились Чекетти и его школа. Своей славы она достигла, не делая особенных трюков.

Не в этом была ее сила. Она имела, как все танцовщицы, много учителей, беря от каждого лучшее. Фокин, прошедший класс Гердта, всегда говорил о своем учителе с восхищением. Он утверждал, что Гердт не был педантом, не придерживался строго правил обучения, учитывал особенности дарования каждого.

Павел Андреевич охотно показывал, как выполнить ту или иную комбинацию движений.

  • Анна Павлова. Балерина
  • Терпсихора русской сцены (Эскиз к портрету Анны Павловой)

И артисты и зрители отмечали неповторимую походку Гердта, она доставляла всем эстетическое удовольствие. У этого педагога можно было многому научиться, если ученик хотел учиться. Анна Павлова хотела учиться и умела брать лучшее от учителя. Время во все времена быстро летит.

Наступил и год. Выпускной вечер был назначен на 11 апреля. Все они соревновались в танцах под музыку из разных балетов. Словом, это был одноактный ученический спектакль, позволявший показать всех воспитанниц в наивыгоднейших для каждой положениях. В первом ряду училищного театра сидели члены жюри.

Они приветливыми улыбками встречали появление новых действующих лиц и ставили отметки в своих программах против фамилии исполнителей. Выйдя на сцену и почувствовав под пуантом знакомый пол, Анна — дочь дворецкого — обрела уверенность, легко и свободно проделала она все па своей роли, выразительно подавая партнеру — Фокину — немые реплики, тонко чувствуя каждую его поддержку.

В газетной хронике о выпускном спектакле особо отметили Павлову. Тоненькая и стройная, как тростинка, и гибкая, как она же, с наивным личиком южной испанки, воздушная и эфемерная, она казалась хрупкой и изящной, как севрская статуэтка.

Но иногда она принимала аттитюды и позы, в которых чувствовалось что-то классическое. Все это было юношески весело и мило, и ничего большего сказать было нельзя, кроме разве того, что мимика этой милой девочки в сцене с крестьянином была уже выразительна и уже чувствовалось в ней что-то свое, а не затверженное, ученическое.

Далее Светлов писал, что он, не зная, как оценило воспитанницу жюри, сам щедро определил ей полный балл — двенадцать. А когда вышел на темную улицу, где моросил петербургский холодный весенний дождь и вспомнил эту лучезарную дриаду, улыбнувшись, прибавил еще и плюс к полному баллу. Выпуск Анны Павловой был вторым в истории училища, получившим право открытого дебюта на Мариинской сцене. Это значило, что дебютантке назначали какую-нибудь роль или вариацию и она выступала в обычном спектакле перед публикой.

Успех в дебюте делал реальным зачисление в труппу. В те времена балетные артисты делились на кордебалет, корифеев, солистов и балерин. Кроме того, он был создателем сценических костюмов для нескольких номеров в выступлениях ее балета.

Другим выдающимся исполнителем характерных сольных партий был чех Эдуард Борованский, ставший впоследствии основателем австралийского балета. Несмотря на нелады с Дягилевым, Анна Павлова заимствовала у него многие принципы организации дела для своей собственной труппы. Один из них касался построения концертных выступлений.

Анна Павлова долго сохраняла с ней дружеские отношения, и, как писала Труханова в своих воспоминаниях, много лет спустя навестила ее и графа Игнатьева в их особняке под Парижем.

Еще до Первой мировой войны Павлова предпочитала приглашать в свою труппу московских балерин. Но Павловой нужны были танцовщицы, которые были бы готовы разделить с ней тяжелую гастрольную жизнь. Осенью года для выступлений в Каракасе была приглашена польская балерина Стефа Пласковецка.

За несколько лет до этого, в году, она танцевала у Павловой в кордебалете, а уже в сезоне — годов стала солисткой классического танца в ее труппе. Но уже в афишах этих концертов имена Кякшт и Каралли были набраны мелким шрифтом. В парижских гастролях труппы в июне года приняла участие другая звезда Императорского Большого театра, миловидная Александра Балашова.

Удивительная приверженность Павловой солистам Большого театра объяснялась конкуренцией балетных трупп Анны Павловой и Сергея Дягилева который забрал к себе лучших артистов Императорской петербургской сцены: Карсавину, Спесивцеву, Егорову, Трефилову, а впоследствии и Данилову.

Вот почему Павловой приходилось приглашать русских солистов из-за границы и даже пользоваться услугами танцовщиков и танцовщиц, искавших себе новый ангажемент по окончании контракта с Дягилевым. Справедливости ради отметим, что иногда она все же привлекала для совместных выступлений солисток Мариинского театра.

Так, в Берлине Павлова вновь танцевала вместе с выдающейся в прошлом характерной балериной петербургской сцены Евгенией Эдуардовой, к этому времени открывшей в Германии собственную балетную школу.

План-конспект учебного медиазанятия

В году Павловой удалось взять своего рода реванш перед Дягилевым во время одновременных гастролей их трупп в Лондоне. Бутсова начинала у Павловой как артистка кордебалета еще во время Первой мировой войны и позднее, вплоть до года, время от времени появлялась в концертных программах ее труппы.

В том же году Анна Павлова выступала в Париже с русской характерной балериной Лидией Карповой, танцевавшей в паре с Федором Васильевым, а также со знаменитым балетным дуэтом Клотильды и Александра Сахаровых. Очень интересным было творческое содружество Павловой с молодой московской танцовщицей Валентиной Ивановной Кашубой. Она родилась в Самарканде в конце XIX века, а скончалась совсем недавно в Мадриде, едва не достигнув столетнего возраста. Бывшая артистка кордебалета у Дягилева в — годах, имевшая, кроме того, опыт концертных выступлений вместе с Ефремовой и Замуховской в различных кабаре Парижа, Валентина Кашуба была приглашена в труппу Павловой в качестве исполнительницы характерных танцев.

Павлова восторженно говорила о ней: Мои девочки — тряпки по сравнению с тобой, моя Кашуба! Такого комплимента в адрес другой балерины прима вынести не могла и заявила, что в ее труппе есть только одна жемчужина — сама Анна Павлова, и другой нет и быть не.

Этот эпизод привел к разрыву контракта с Кашубой. Она поссорилась с Павловой, поскольку сочла несправедливым, что ее имя на афишах было набрано буквами меньшего размера, нежели имя Лаврентия Новикова. Она выступала в концертах со многими номерами, и стала доброй подругой Анны. Всю свою жизнь балерина сохраняла самые сердечные воспоминания о гастролях с балетом Павловой по миру. В году в труппу Павловой для гастролей по Югославии, Венгрии и Германии был ангажирован известный в ту пору балетный дуэт Алисии Вронской и Николая Альперова.

Вронская урожденная Янушкевич окончила Санкт-Петербургское Императорское театральное училище в году. Павлова знала ее по Мариинскому театру, где уже в то время Алисия танцевала сольные партии.

Эти номера нравились Павловой и подходили для программы ее гастролей в Будапеште и в Белградском народном театре в марте года.

Дуэт очень хорошо смотрелся на сцене. Костюмы артистов были великолепны, а Альперов, благодаря своим сильным рукам, был мастером эффектных поддержек.

Позднее, уже в купе поезда, мчавшегося по Германии, Алиса Вронская спросила ее: Альперов увлекался также скульптурой и создал несколько пластических портретов Павловой, Вронской и Хлюстина. В том же году Вронская заболела, и на их место из Загреба была приглашена бывшая солистка Императорского Большого театра, впоследствии — основательница национального хорватского балета, Маргарита Петровна Фроман.

Вместе со своими родными братьями, танцовщиками Максом и Валентином Фроманами, она и продолжила гастроли с труппой Павловой по Европе. Последней московской балериной, приглашенной в труппу, была Тамара Гамсахурдиа это произошло в Берлине в годуно безвременная кончина Анны Павловой в начале года помешала заключению этого контракта. Артистку интересовали не только профессиональные балерины, но и ученицы балета. Глядя на свою обожаемую дочь, она произнесла: После этого просмотра несколько учениц из школы Преображенской были отобраны для участия в гала-концерте в Трокадеро, который состоялся 8 июня года, и среди них были Ирина Гржебина, Нина Тихонова, Нина Юшкевич.

Тамара Туманова также дебютировала на балетной сцене именно у Анны Павловой. Мужская часть кордебалета в труппе Павловой состояла почти исключительно из польских танцовщиков, приглашенных со сцены Большого театра Варшавы. Рышард Ордынский работал помощником режиссера труппы в американском турне года, а Мичеслав Пьяновский — балетмейстером и характерным танцовщиком с по год.

Русские танцовщики были заняты у Дягилева, а английских танцовщиков-мужчин тогда еще не было и в помине. Вот почему в кордебалете Павловой был только один русский характерный танцовщик — Караваев, один американец и один англичанин — Альгеранов.

Последний из них писал в своих воспоминаниях, что основным языком общения в труппе Павловой был польский, и даже репетиции проводились на этом языке. Однажды во время гастролей в Монреале осенью года на афише даже написали: Труппа Анны Павловой базировалась в Лондоне, поэтому вполне естественно, что женский кордебалет по преимуществу состоял из учениц-англичанок.

Некоторые из них носили фамилии, переделанные — вероятно, самой Павловой — на русский лад. В году Павлова взяла в свой кордебалет новозеландскую балерину Тирсу Роджерс, ранее танцевавшую в труппе Тамары Карсавиной в Лондоне.

Мисс Роджерс получила такую хорошую балетную подготовку, что во время австралийского турне Павловой стала первой солисткой ее труппы. Например, она запрещала им читать журналы о кино, дабы пресечь поклонение танцовщиц кинозвездам, и предлагала в свободное от репетиций время заниматься шитьем или вышиванием. Во время этих гастролей некоторые номера из выступлений Павловой были сняты на пленку.

Эти записи стали теперь бесценными свидетельствами ее гения. Солистка труппы Нина Кирсанова, танцевавшая вместе с Павловой с по год, вспоминала: Наша труппа состояла из пятнадцати танцовщиков, тридцати танцовщиц, двух солисток, в том числе и меня, балетмейстера, скрипача, пианиста Шуры Хмельницкого и двух дирижеров, одним из которых был Ефрем Курц.

Русский музыкант Ефрем Курц в прошлом — дирижер оркестра Айседорой Дункан работал у Павловой три года. Впоследствии он стал дирижером труппы Алисии Марковой и в году написал о Павловой и Марковой следующее: Их ноги, их нервы одинаково безупречны. В то же время Павлова, менее техничная, но более стильная, с ее всеобъемлющим динамизмом, была свободнее и раскованнее в танце. Она могла позволить себе. Например, в арабеске она держала позу, пока играла музыка, и не переходила к другому движению до тех пор, пока ей этого не хотелось.

Музыка шла за Павловой! За свою двадцатилетнюю сценическую жизнь труппа Анны Павловой сменила множество администраторов, директоров и импресарио. На протяжении долгих лет директором труппы Павловой оставался верный спутник ее жизни Виктор Дандре, уже упоминавшийся нами выше.

Дандре оставил об Анне Павловой проникновенные воспоминания, которые и публикуются в настоящем издании. На время парижских гастролей труппы на должность помощника режиссера был приглашен Владимир Игнатьевич Бологовский. Драматический актер-любитель, он постоянно подвизался в должности помрежа у Шаляпина в его многочисленных концертных турне.

Но потом, когда я была в зале, а та вышла на сцену, — она словно преобразилась в двадцатилетнюю изящную, порхающую красавицу, необыкновенную артистку. После каждого спектакля Анна Павловна принимала у себя в гримерной новых поклонников.

Французский театральный художник Жорж Барбье, работавший с Павловой, писал о ней в году: Удлиненное и хрупкое, но без худобы, с очень маленькой головкой, похожей на миндаль, зажатый в объятья двух черных бандо. Английский критик балета Сирил де Бомон, большой поклонник таланта артистки, будто бы вторил ему: У нее были красивые руки с тонкими пальцами; ее ноги, и в особенности подъем стопы, были великолепны.

У нее было бледное, продолговатое лицо, высокий лоб, гладко причесанные черные волосы, нос с легкой горбинкой, большие глаза цвета темной, спелой вишни.

Анна Павлова

Ее голова, посаженная на лебединую шею, была совершенна; во всей ее внешности было что-то поэтическое, обращавшее на себя внимание, подчиняющее себе, в то же время беспрерывно меняющееся, точно лицо природы. Ее тело было подобно необычайно чувствительному инструменту. При всей своей преданности искусству балета, Анна Павлова, безусловно, оставалась человеком своей эпохи. Как всякая красивая женщина, она любила мир моды, охотно фотографировалась и даже позировала в мехах известных домов моды Берлина и Парижа х и х годов.

Именно Павлова ввела моду на драпированные в испанской манере расшитые манильские шали с кистями, которые она умела носить так изящно. Балерина любила и шляпки. Ее придирчивость при покупке нарядов вошла в легенду. Бароном Дандре прекрасно описана привередливость примы в выборе каждой новой вещи.

как познакомиться с анной павловой

Анна Павлова протежировала русским Домам моды в Париже: Искусство Павловой неотделимо от творчества замечательных театральных художников своего времени. Константин Коровин создал для Павловой декорации к двум спектаклям. Однако есть и другое предположение. Люба Павлова носила белье банкира в прачечную, которой владел красавец-караим Матвей Шамаш. Он-то и обольстил девушку. Караимской кровью, якобы текущей в жилах балерины, так легко было объяснить утонченную внешность Анны и ее тягу к восточным мелодиям и танцам.

Однако когда девочка подросла и заявила матери, что мечтает танцевать на сцене, с просьбой оплатить учебу дочери в балетной школе Любовь Федоровна пошла не к Шамашу, а к Полякову. И тот не отказал. А на сцену этого театра Анна Павлова впервые в своей танцевальной биографии, как балерины — вышла в году будучи ученицей.

Окончив балетную школу, танцевала небольшие партии, пока в году ей не доверили Жизель. Тогда молодая балерина поразила всех глубиной трактовки образа и красотой исполнения.

АННА ПАВЛОВА. «Балерины» | Носова Валерия Васильевна

Судьбе было угодно, чтобы и главный роман в биографии ее личной жизни начался именно в этот год. Более чем странные ухаживания продолжались почти четыре года. В году российская звезда вернулась в Петербург из Лондона, где была на гастролях. Столичная публика, истосковавшаяся по своей любимице, до отказа заполнила зал Мариинского театра.

После финальных аккордов и первых аплодисментов к ногам Анны поставипи такую большую корзину алых роз, что публика затихла. На этот раз страстный поклонник оставил визитку, на которой золотыми буквами было написано: К визитке прилагалась записка — с тем же банальным приглашением на свидание!

Впервые записка не была Анной смята и выброшена Опальный возлюбленный балерины Барону Виктору Дандре, статскому советнику, председателю ревизионной комиссии Петербургской городской думы, потомку древнего французского рода, осевшего в России, на этот момент исполнилось 35 лет.

Он был красив, богат и талантлив. Правда, его талант не имел отношения к искусству. Но — с нежным сердцем. Поговаривали даже, что влюбленные обвенчались. Он не скупился на подарки, снял для Павловой шикарные апартаменты, но этим и намеревался ограничиться.